По делу о проверке конституционности части 4 статьи 3 и части 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан от 25 декабря 2012 года N 91-ЗРТ "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан" в связи с жалобой гражданина Г.З.Нуриахмета

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 01.12.2015 N 65-П

Документ по состоянию на январь 2016 года
Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя Ф.Г.Хуснутдинова, судей Р.Ф.Гафиятуллина, Л.В.Кузьминой, Р.А.Сахиевой, А.А.Хамматовой, А.Р.Шакараева,
руководствуясь статьей 109 (часть четвертая) Конституции Республики Татарстан, частями пятой и девятой статьи 3, частью первой и пунктом 1 части второй статьи 39, статьями 68, 83, 100, 101 и 103 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан",
рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности части 4 статьи 3 и части 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан от 25 декабря 2012 года N 91-ЗРТ "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан".
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Г.З.Нуриахмета. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли оспариваемые заявителем правовые положения Конституции Республики Татарстан.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Р.А.Сахиевой, объяснения сторон - гражданина Г.З.Нуриахмета, представителей органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт, - председателя Комитета Государственного Совета Республики Татарстан по законности и правопорядку Ш.Ш.Ягудина, первого заместителя министра юстиции Республики Татарстан Р.И.Загидуллина, начальника отдела по вопросам финансового и трудового законодательства правового управления Аппарата Исполнительного комитета муниципального образования города Казани А.В.Токмакова, специалиста, приглашенного в судебное заседание по ходатайству представителя органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт, - ведущего советника отдела автомобильного транспорта Министерства транспорта и дорожного хозяйства Республики Татарстан А.Н.Муллина, выступления приглашенных в судебное заседание: представителя Президента Республики Татарстан - заведующего отделом по законопроектной работе Государственно-правового управления Президента Республики Татарстан Д.И.Махмутова, полномочного представителя Государственного Совета Республики Татарстан - начальника Правового управления Аппарата Государственного Совета Республики Татарстан А.А.Ощепкова, представителя Кабинета Министров Республики Татарстан - Правительства Республики Татарстан - заведующего сектором административного права и систематизации законодательства Правового управления Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан Д.Н.Латыповой, представителя Председателя Верховного суда Республики Татарстан - судьи Верховного суда Республики Татарстан Р.С.Ибрагимова, представителя Председателя Арбитражного суда Республики Татарстан - заместителя начальника отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Республики Татарстан Т.Р.Гиззятова, представителя Прокурора Республики Татарстан - заместителя Прокурора Республики Татарстан Г.С.Галимова, представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан - заместителя начальника отдела по вопросам восстановления прав граждан аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан Р.И.Сайфутдиновой, при участии в судебном заседании переводчика - доцента кафедры общего и тюркского языкознания Института филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого Казанского федерального университета Р.М.Болгаровой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Татарстан

установил:

1. В Конституционный суд Республики Татарстан обратился гражданин Г.З.Нуриахмет с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод частью 4 статьи 3 и частью 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан от 25 декабря 2012 года N 91-ЗРТ "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан". Согласно части 4 статьи 3 оспариваемого Закона Республики Татарстан в администрациях муниципальных образований и в уполномоченном Кабинетом Министров Республики Татарстан органе исполнительной власти определяются должностные лица и (или) структурные подразделения, ответственные за прием уведомлений о проведении публичных мероприятий. Обжалуемая часть 2 статьи 11 предусматривает, что заключение органа исполнительной власти Республики Татарстан, уполномоченного в области транспорта и дорожного хозяйства, об обстоятельствах, препятствующих проведению публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования, является основанием для доведения уполномоченным Кабинетом Министров Республики Татарстан органом исполнительной власти или органом местного самоуправления, в который подается уведомление о проведении публичных мероприятий в сроки, установленные Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", до сведения организатора публичного мероприятия обоснованного предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия.
Как следует из жалобы и приложенных к ней копий документов, гражданин Г.З.Нуриахмет, являясь членом общественной организации "Всетатарский общественный центр", неоднократно подавал в Исполнительный комитет муниципального образования города Казани уведомления о проведении данной общественной организацией публичных мероприятий в форме митингов и пикетирований, на которые получал отказы в их согласовании, в том числе потому, что ранее в заявленных местах запланированы другие публичные мероприятия.
Заявитель в своей жалобе также указывает, что им было подано уведомление о проведении митинга на площади Султан-Галиева, в проведении которого ему было отказано по причине того, что на данной территории организована платная муниципальная парковка. Между тем он считает, что парковка, как составляющая часть автомобильной дороги, относится к объектам транспортной инфраструктуры, в связи с чем основанием для отказа в проведении публичного мероприятия может быть предусмотренное частью 2 статьи 11 оспариваемого Закона Республики Татарстан заключение органа исполнительной власти Республики Татарстан, уполномоченного в области транспорта и дорожного хозяйства, об обстоятельствах, препятствующих проведению публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования. Однако, как указывает заявитель, с содержанием данного заключения он ознакомлен не был.
По мнению гражданина Г.З.Нуриахмета, оспариваемые законодательные положения не устанавливают порядок приема и рассмотрения должностными лицами и (или) структурными подразделениями органов местного самоуправления поступивших уведомлений, в частности, не определяют ответственных за рассмотрение уведомлений о проведении публичных мероприятий и порядок ознакомления организаторов публичных мероприятий с ранее поданными уведомлениями о проведении данных мероприятий, в том числе путем размещения соответствующей информации на официальном сайте органов публичной власти в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", а также не содержат правового механизма доведения до сведения организаторов публичного мероприятия заключения органа исполнительной власти Республики Татарстан, уполномоченного в области транспорта и дорожного хозяйства, об обстоятельствах, препятствующих проведению публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования.
На основании изложенного гражданин Г.З.Нуриахмет просит Конституционный суд Республики Татарстан признать часть 4 статьи 3 и часть 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан" не соответствующими статьям 28 (часть первая), 43, 48 (часть первая) и 58 (часть вторая) Конституции Республики Татарстан, согласно которым все равны перед законом и судом; граждане в Республике Татарстан имеют право в соответствии с законом собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование; каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом; в Республике Татарстан не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.
Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного суда Республики Татарстан по настоящему делу являются часть 4 статьи 3 и часть 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан от 25 декабря 2012 года N 91-ЗРТ "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан".
2. Защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности и правопорядка, общественной безопасности согласно Конституции Российской Федерации относятся к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "б" части 1). По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам (статья 76, части 2 и 5 Конституции Российской Федерации).
Правовое регулирование проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". В случаях, предусмотренных данным Федеральным законом, нормативные правовые акты, касающиеся обеспечения условий проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, издают Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, принимают и издают органы государственной власти субъектов Российской Федерации (часть 1 статьи 1).
В соответствии с пунктом 2 статьи 75 Конституции Республики Татарстан законодательное регулирование, в том числе по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов в пределах полномочий Республики Татарстан, относится к ведению Государственного Совета Республики Татарстан.
Таким образом, принимая Закон Республики Татарстан "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан", Государственный Совет Республики Татарстан исходил из установленного Конституцией Российской Федерации разграничения предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов и правомерно реализовал полномочие, принадлежащее ему в силу статьи 75 (пункт 2) во взаимосвязи со статьями 29 (часть третья) и 43 Конституции Республики Татарстан.
3. Согласно статье 43 Конституции Республики Татарстан граждане в Республике Татарстан имеют право в соответствии с законом собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Данная норма корреспондирует аналогичным по сути положениям статьи 31 Конституции Российской Федерации.
В целях обеспечения реализации права граждан Российской Федерации на свободу мирных собраний федеральный законодатель регламентировал в Федеральном законе "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" основы порядка организации и проведения публичных мероприятий.
Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, предусмотрев в Федеральном законе "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" лишь основные требования (общие начала), относящиеся к уведомлению о проведении публичного мероприятия, федеральный законодатель исходил из того, что детализированная регламентация порядка подачи уведомления подлежит закреплению на уровне законов субъектов Российской Федерации, притом что вводимые ими организационно-процедурные механизмы могут быть различными, но в любом случае должны отвечать предназначению правового регулирования в этой сфере, выраженному в преамбуле названного Федерального закона, а именно обеспечению реализации установленного Конституцией Российской Федерации права граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование, и обеспечивать организаторам публичных мероприятий реальную возможность соблюдения относящихся к срокам подачи уведомления нормативных требований, с тем чтобы признаваемое Конституцией Российской Федерации право на свободу мирных собраний не стало иллюзорным (Постановление от 13 мая 2014 года N 14-П).
3.1. Одним из существенных элементов установленного Федеральным законом "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" механизма реализации права на свободу мирных собраний является обязанность организатора публичного мероприятия подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления уведомление о проведении публичного мероприятия в порядке, предусмотренном статьей 7 названного Федерального закона. Частью 2 данной статьи предусмотрено, что порядок подачи уведомления о проведении публичного мероприятия в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления регламентируется соответствующим законом субъекта Российской Федерации.
В рамках предоставленных дискреционных полномочий республиканский законодатель установил такой порядок в статье 3 оспариваемого Закона Республики Татарстан, исходя из содержания частей 1, 2 и 3 которой следует, что уведомление о проведении публичного мероприятия подается в письменной форме в уполномоченный Кабинетом Министров Республики Татарстан орган исполнительной власти либо в администрацию муниципального образования (далее - уполномоченный орган), в зависимости от места проведения публичного мероприятия. При этом одним из элементов данного порядка выступает предусмотренная частью 4 рассматриваемой статьи обязанность уполномоченного органа определить должностные лица и (или) структурные подразделения, ответственные за прием уведомлений о проведении публичных мероприятий.
По своей правовой природе и целевому назначению оспариваемое заявителем регулирование направлено на обеспечение требований по соблюдению уведомительного порядка проведения публичных мероприятий, а также определение органа, выполняющего функции по приему и рассмотрению уведомлений о проведении публичных мероприятий.
Порядок рассмотрения уведомлений о проведении публичных мероприятий в городе Казани регламентирован Постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 12 октября 2015 года N 3713 "О порядке рассмотрения Исполнительным комитетом г. Казани уведомлений о проведении публичных мероприятий", положения которого идентичны по своему смыслу и содержанию положениям ранее действовавшего постановления руководителя Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 20 марта 2007 года N 448. В силу подпункта 1.1.3 пункта 1 Постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 12 октября 2015 года N 3713 рассмотрение уведомления о проведении публичного мероприятия в городе Казани и назначение по нему уполномоченного представителя Исполнительного комитета города Казани оформляются письменным распоряжением руководителя Аппарата данного органа по представлению отдела по развитию языков и взаимодействию с общественными организациями Аппарата Исполнительного комитета города Казани.
Тот факт, что конкретное должностное лицо и (или) структурное подразделение, ответственное за рассмотрение уведомления о проведении публичного мероприятия, определяется не в оспариваемом Законе Республики Татарстан, а в подзаконном нормативном правовом акте, не может рассматриваться как нарушение прав и свобод человека и гражданина, поскольку по смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 12 июля 2006 года N 378-О, подзаконный акт лишь конкретизирует положение, уже закрепленное на законодательном уровне, а сам по себе бланкетный характер нормы еще не свидетельствует о ее неконституционности, - конституционно-правовой смысл таких предписаний выявляется исходя из их оценки в системе действующих правовых актов.
Следовательно, оспариваемая норма в системном единстве с указанным правовым регулированием не содержит каких-либо ограничений для реализации гражданами конституционного права на свободу мирных собраний. Кроме того, закрепление на законодательном уровне конкретных должностных лиц и (или) структурных подразделений органов местного самоуправления, ответственных за прием уведомлений о проведении публичных мероприятий, явилось бы недопустимым вмешательством законодателя Республики Татарстан в компетенцию органов местного самоуправления и повлекло бы за собой нарушение конституционного принципа самостоятельности местного самоуправления.
Относительно доводов заявителя об отсутствии в оспариваемой норме положений, определяющих порядок ознакомления организаторов публичных мероприятий с ранее поданными уведомлениями о проведении аналогичных мероприятий в одном и том же месте в одно и то же время, Конституционный суд Республики Татарстан отмечает, что Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" не предусматривает установления подобного правового регулирования, а также не содержит предписаний в адрес законодателя субъекта Российской Федерации о необходимости его регламентации.
Между тем в рамках реализации своих правотворческих полномочий республиканский законодатель установил порядок информирования граждан о поданных организаторами публичных мероприятий уведомлениях о проведении публичных мероприятий в специально отведенных местах. Так, согласно части 5 статьи 5 Закона Республики Татарстан "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан" информация о поданном организаторами публичных мероприятий уведомлении о проведении публичных мероприятий в специально отведенном месте размещается на сайте уполномоченного органа, в который подано уведомление о проведении публичных мероприятий, в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" в день получения уведомления с указанием даты, времени и места проведения публичных мероприятий. Приведенное правовое регулирование обусловлено тем, что в соответствии с частью 2 статьи 4 оспариваемого Закона Республики Татарстан публичные мероприятия, как правило, проводятся в специально отведенных местах.
При таких обстоятельствах неурегулированность порядка информирования граждан о поданных организаторами публичных мероприятий уведомлениях непосредственно в части 4 статьи 3 оспариваемого Закона Республики Татарстан, на что ссылается заявитель, сама по себе не может рассматриваться как нарушение прав граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.
Таким образом, положения части 4 статьи 3 оспариваемого Закона Республики Татарстан и утвержденный уполномоченным органом порядок рассмотрения уведомлений о проведении публичных мероприятий составляют единый комплекс норм, юридическая сила которых реализуется только путем применения их в совокупности, и тем самым не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы человека и гражданина, в том числе и гражданина Г.З.Нуриахмета.
3.2. Из содержания положений части 3.1 статьи 8 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" следует, что порядок проведения публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования и не относящихся к местам, в которых проведение публичного мероприятия запрещено, определяется законом субъекта Российской Федерации с учетом требований данного Федерального закона, а также требований по обеспечению транспортной безопасности и безопасности дорожного движения, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.
Указанный порядок регламентирован в статье 10 Закона Республики Татарстан "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан". Согласно части 2 данной статьи организатор публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования, направляет в уполномоченный орган уведомление о проведении публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования, проводимого одним участником) в письменной форме в сроки, установленные вышеназванным Федеральным законом. В силу частей 3 и 4 указанной статьи уполномоченный орган после получения уведомления о проведении публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования (далее - объекты транспортной инфраструктуры), направляет копию уведомления в орган исполнительной власти Республики Татарстан, уполномоченный в области транспорта и дорожного хозяйства, который по результатам его рассмотрения дает официальный ответ с мотивированным заключением, в том числе с учетом мнения субъекта транспортной инфраструктуры, о возможности проведения публичного мероприятия на объекте транспортной инфраструктуры.
При этом республиканский законодатель установил исчерпывающий перечень случаев, препятствующих проведению публичных мероприятий на объектах транспортной инфраструктуры. В соответствии с частью 1 статьи 11 оспариваемого Закона Республики Татарстан заключение органа исполнительной власти Республики Татарстан, уполномоченного в области транспорта и дорожного хозяйства, об обстоятельствах, препятствующих проведению публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, выдается в случаях: если объект транспортной инфраструктуры находится в аварийном состоянии и проведение публичного мероприятия на его территории создает угрозу здоровью и безопасности участников публичного мероприятия; если на момент планируемого публичного мероприятия на объекте транспортной инфраструктуры проводятся ремонтные работы; если проведение публичного мероприятия создает препятствие (ограничение) для использования объекта транспортной инфраструктуры гражданами или требует полной остановки движения транспортных средств на объектах транспортной инфраструктуры.
Указанное заключение, в силу оспариваемой части 2 данной статьи, является основанием для доведения уполномоченным органом, в который подается уведомление о проведении публичных мероприятий, до сведения организатора публичного мероприятия обоснованного предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия.
По смыслу приведенного правового регулирования заключение органа исполнительной власти Республики Татарстан, уполномоченного в области транспорта и дорожного хозяйства, об обстоятельствах, препятствующих проведению публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, выступает в качестве основания для отказа в согласовании проведения публичного мероприятия в заявленном организатором данного мероприятия месте и (или) времени. Следовательно, в таком заключении исчерпывающим образом должны быть указаны все обстоятельства, препятствующие проведению публичного мероприятия.
Часть 2 статьи 11 оспариваемого Закона Республики Татарстан по своему содержанию и конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования устанавливает, что в случае отказа в согласовании проведения публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры уполномоченный орган, в который подано уведомление о его проведении, обязан довести до сведения организатора публичного мероприятия не только информацию о наличии указанного заключения, но и его содержание, с указанием законодательно установленных случаев, препятствующих проведению публичного мероприятия, послуживших основанием для отказа в согласовании заявленного публичного мероприятия. При этом само по себе решение об отказе в согласовании проведения публичного мероприятия не должно допускать нарушений принципов равенства и верховенства закона, справедливости, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства.
Такой подход в полной мере соотносится с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, который неоднократно указывал, что предложение об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия обязательно должно быть мотивированным и вызываться либо необходимостью сохранения нормального и бесперебойного функционирования жизненно важных объектов коммунальной или транспортной инфраструктуры, либо необходимостью поддержания общественного порядка, обеспечения безопасности граждан (как участников публичного мероприятия, так и лиц, которые могут находиться в месте его проведения в определенное для этого время), либо иными подобными причинами (Определения от 2 апреля 2009 года N 484-О-П, 1 июня 2010 года N 705-О-О, Постановления от 18 мая 2012 года N 12-П, от 14 февраля 2013 года N 4-П).
Это согласуется также с общепризнанными принципами и нормами международного права, в том числе закрепленными в Международном пакте о гражданских и политических правах, статья 21 которого, признавая право на мирные собрания, допускает введение обоснованных его ограничений, налагаемых в соответствии с законом и необходимых в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.
С учетом изложенного часть 2 статьи 11 рассматриваемого Закона Республики Татарстан по своему содержанию и целевому предназначению направлена на защиту прав и свобод как лиц, участвующих в публичных мероприятиях, так и лиц, в них не участвующих, исходит из целей сохранения нормального и бесперебойного функционирования объектов транспортной инфраструктуры и обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности в целом и тем самым не нарушает права заявителя.
Таким образом, положения части 4 статьи 3 и части 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан" не посягают на само существо права на свободу мирных собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, не создают ограничений организации и проведению публичного мероприятия, участию в нем граждан и тем самым по своему содержанию, вопреки утверждению заявителя, не отменяют, не умаляют и иным образом не нарушают конституционные права человека и гражданина и не противоречат Конституции Республики Татарстан, в том числе ее статьям 28 (часть первая), 43, 48 (часть первая) и 58 (часть вторая).
4. Признание оспариваемых заявителем норм соответствующими Конституции Республики Татарстан не препятствует дальнейшему совершенствованию правового регулирования порядка подачи уведомления о проведении публичного мероприятия.
В целях обеспечения принципов юридического равенства и справедливости, а также более полного и оперативного информирования организатора публичного мероприятия о ранее поданных другими организаторами публичных мероприятий уведомлениях, Конституционный суд Республики Татарстан считает возможным установить на законодательном уровне порядок размещения такой информации на официальных сайтах соответствующих органов публичной власти в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" не только применительно к проведению публичных мероприятий в специально отведенных местах, как это закреплено в части 5 статьи 5 Закона Республики Татарстан "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан", но и при проведении их вне специально отведенных мест.
Данный подход корреспондирует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой законодатель субъекта Российской Федерации при определении в соответствии с федеральным законодательством процедурных правил, касающихся подачи уведомления о проведении публичного мероприятия, может предусматривать дополнительные гарантии права на свободу мирных собраний, если это необходимо для его эффективной реализации в конкретных условиях (Постановление от 13 мая 2014 года N 14-П).
На основании изложенного, руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 66, статьями 68, 69, 71 и 73, пунктом 1 части первой статьи 104 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан", Конституционный суд Республики Татарстан

постановил:

1. Признать часть 4 статьи 3 и часть 2 статьи 11 Закона Республики Татарстан от 25 декабря 2012 года N 91-ЗРТ "Об обеспечении условий реализации прав граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан" соответствующими Конституции Республики Татарстан.
2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
3. Согласно статье 72 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах "Ватаным Татарстан" и "Республика Татарстан". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного суда Республики Татарстан".

Конституционный суд Республики Татарстан